17-я стрелковая Бобруйская Краснознаменная дивизия
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Форум » 17 стрелковая дивизия » Судьбы бойцов » связист Винниченко Василий Петрович
связист Винниченко Василий Петрович
КлиоДата: Пятница, 08.09.2017, 14:16 | Сообщение # 1
Группа: Администраторы
Сообщений: 293
Репутация: 0
Статус: Оффлайн


Перед войной
«…Среди трех озер: Барлакульское, Лопаткино и Кузнецово – расположилось село Барлакуль. Чистая, хорошо озелененная деревня с широкой прямой улицей. Аккуратно убранные домики. В селе  – памятник землякам, павшим в годы Гражданской войны.Вокруг раскинулись обширные пахотные земли, сенокосные угодья, леса. Обосновались здесь когда-то прибившиеся в далекую Сибирь украинцы, обретя в суровом крае вторую родину. До войны в Барлакуле было  более трехсот дворов, проживали в них около тысячи человек. Семьи были многодетными, нужды в рабочей силе не ощущалось.До войны в  Барлакуле существовало два по той поре крепких хозяйства: колхоз имени Кирова и колхоз «Памяти Пушкина». В последнем особенно хорошо было развито овцеводство. Бригадир овцеводческой фермы П.О. Тололо за достижение  высоких результатов был награжден медалью и поощрен поездкой на ВДНХ в Москву.Колхозы обслуживала Лянинская МТС, но техники в ней было мало, всего пять тракторов, поэтому основные сельскохозяйственные работы выполняли на лошадях. В колхозе «Памяти Пушкина» была своя конеферма, насчитывалось около двухсот лошадей. Их и использовали во время посевной, на заготовке кормов, в уборочную. На лошадях почтальон С. Есешкин привозил почту, и не было такого случая, чтобы доставлялась она нерегулярно. Это очень ценилось, ведь в то время газеты были единственным источником информации, из них узнавали, что происходит в нашей стране и во всем мир».В работящей семье колхозников Петра Яковлевича и Елены Ивановны Винниченко подрастали четыре сына: Иван (1922 г.р.), Василий (1924 г.р.), Дмитрий (1926 г.р.), Алексей (1928 г.р. ). Своим примером родители воспитывали в детях уважение ко всякому крестьянскому труду, умение стойко переносить тяготы и невзгоды, выпадавшие на долю селян. Поэтому и выросли сыновья, как на подбор: сильные, работящие, смышленые. Из раннего детства запомнились им рассказы деда, Якова Дмитриевича, участника  Русско-японской войны. В составе  лейб-гвардии он защищал Порт-Артур, был ранен.
«Весна 1941 года выдалась на редкость удачной. Колхозы успешно справились с весенним севом, своевременно приступили к сенокосу. На заготовку кормов вышли дружно, работы хватало и взрослым, и подросткам. Ребята постарше управляли конными граблями, младшие возили копны.Все жили в поле, и, хотя рабочий день заканчивался затемно, вечером у костров не смолкали  шутки и песни, веселилась молодежь. В селе было две комсомольских организации, на учете состояло около 50-ти человек. Среди них А.Распопа, Н.Беловоденко, И.Юхтенко, И. Тесленко и другие. Без комсомольцев не обходилось ни одно дело, в любом они были  активными помощниками старших: пахали на быках, боронили, сеяли, заготавливали корм для общественного скота».   В колхозе «Памяти Пушкина» работал колесный трактор ХТЗ, управляли им  М.Г.Щербак и В.Винниченко. Михаил Григорьевич по достоинству оценил смекалку и трудолюбие своего семнадцатилетнего напарника. Уже тогда было понятно, что работа в поле для него и удовольствие, и призвание.
« 22 июня был ясный, теплый день. Казалось, ничего не предвещало беды. Вместе с другими я был на покосе. Вдруг вижу: скачет на лошади отец. Никогда раньше он так быстро не ездил. Издали было понятно, что несет какую-то тревожную весть. Это было известие о начале войны. В деревне, на площади, куда мы сразу же приехали, собралось всё село, проходил митинг. Люди были глубоко потрясены бедой. Многие выступали, клеймили позором Гитлера, развязавшего войну. Особенно мне запомнилось яркое выступление бригадира строителей М.И.Кущенко. Он сказал: «Не бывать советской стране под пятой Гитлера, не для того проливали кровь наши отцы и деды.» С того дня в селе все изменилось.
С начала мобилизации было призвано 40 человек. Почти каждый день повестки, проводы, прощальный плач. Все меньше и меньше мужчин оставалось  на селе, а без них труднее становилось жить и работать. Работали тогда по 14-18 часов, не покладая рук  «во имя фронта, во имя победы». Женщины косили пшеницу  на лобогрейках, возили снопы. На лошадях и быках  отправляли хлеб «в государство», на станцию Баган.Вскоре в село стали приходить похоронки, появились вдовы и сироты. Война принесла с собой много горя, унесла миллионы жизней, еще больше – обездолила». Пришел черед и ребят 1924 года рождения – 16-ти парней, крепких, здоровых. Война заставила их возмужать, встать в ряды защитников Родины.  6 августа 1942 года они были призваны Здвинским РВК, чтобы стать танкистами, радистами, десантниками, артиллеристами. Сборы были недолгими, повестки вручались в день прибытия в военкомат, проводы проходили без торжеств. Никто не знал, что девять из них падут смертью храбрых, защищая родную землю.

http://museum.ucoz.net/index/vinnichenko_v_p/0-11

Прикрепления: 0406839.jpg(78.6 Kb)
 
КлиоДата: Пятница, 08.09.2017, 14:20 | Сообщение # 2
Группа: Администраторы
Сообщений: 293
Репутация: 0
Статус: Оффлайн
Путь солдата

В. Винниченко был направлен в Юргинское пехотное училище, где готовились маршевые роты. Затем переведен в г.Новосибирск, 
во вновь созданное училище радиосвязи (оно располагалось в здании, где позднее находился ОблПотребСоюз). Здесь проходила боевая учеба: изучалась материальная часть, отрабатывались приемы штыкового боя. Затем Винниченко был направлен в Красноярское офицерское училище, но пробыл там всего несколько дней. Положение на фронте было очень серьезным,  и в декабре 1941 года курсантов училища вместе с красноярцами отправили на фронт.
«Лютая, холодная зима. Пульмановские  товарные вагоны, двухъярусные нары с двух сторон, посередине - печка. Сухой солдатский паек на восемь суток. В вагоне 60 человек и всем нужно заварить кипятком сухой пшеничный концентрат…Прибыли в Москву на восьмые сутки. Здесь, в знаменитых краснопресненских банях, бойцов помыли, выдали валенки, теплое белье, рукавицы. Выдали оружие».
С тяжелых боев в Подмосковье началась у радиста В. Винниченко долгая военная дорога. Вновь прибывших распределили по частям. Он попал в Московскую 17-ю стрелковую дивизию народного ополчения Москворецкого района. Большой славный путь от реки Нары до Балтийского моря прошла дивизия с боями по полям Смоленщины, Орловщины, белорусским болотам, от Польши до Восточной Пруссии.Очень часто  дивизия пополнялась маршевыми сибирскими ротами, которые и создавали боевой авангард. Сибиряки показывали умение владеть оружием, демонстрировали стойкость, выносливость, смелость.Родина высоко оценила ратный подвиг воинов дивизии. Более 12 тысяч человек были награждены орденами и медалями, а четыре бойца удостоены звания Героя Советского Союза.
Получив боевой приказ командующего Западным фронтом и командующего 43-й армией, в конце декабря 1941 года части дивизии  перешли в наступление и прорвали оборону противника  в районах  Леоново, Тунаево, Бегичево. Сбивая заслоны противника, они неотступно преследовали врага и 28 декабря 1941 года освободили районный центр Угодский Завод. Продолжая наступление в западном направлении, части дивизии к исходу 2 января 1942 года овладели городом Малоярославцем.В 1943 году дивизия освобождала города и населенные пункты Смоленской и Орловской областей, форсировала реки Воря и Угру, освобождала города Жиздру и Людиново. 17-ая дивизия шла в наступление.
Командир взвода капитан Червонов получил приказ: переправиться через реку у деревни Полики (недалеко от Малоярославца), дать точные координаты безымянной, господствующей над местностью высоты,  вызвать панику среди немцев и удержать высоту  до прихода подкрепления. Задача предстояла нелегкая: в марте лед на реке был тонкий, и солдатам пришлось переходить реку вброд, в ледяном месиве, под сильным артиллерийским огнем, чтобы сразу вступить в бой. Высота несколько раз переходила из рук в руки. Бой продолжался более полутора суток. Ночью группа из 15 смельчаков подобралась к вражеским танкам и забросала их бутылками с зажигательной смесью. Пулеметным и автоматным огнем оттеснили пехоту противника. Немцы не знали численности красноармейцев и побежали с высоты. Загорелись два танка, еще четырем пришлось отступить.За участие в дерзкой вылазке командир радразведки  младший сержант Винниченко был награжден медалью «За отвагу».
Сквозь лесные завалы, минные поля, заслоны на дорогах, по увалам и оврагам, через реки и болота шла с боями 17-ая стрелковая. Освобождение Белоруссии началось в октябре 1943 года. Местность с ее реками, озерами, болотами, лесами была удобна для обороняющихся и, наоборот, создавала большие проблемы для наступающих. То, что в 1941 году было так легко оставлено, теперь приходилось отбивать, надеясь на мужество и самоотверженность советских воинов.Тяжелые бои шли при форсировании реки Прони. Радисту Винниченко и его напарнику было приказано переправиться  на правый берег, удерживаемый врагом, чтобы корректировать по рации огонь нашей батареи. Под сильным артогнем бойцы переправлялись на лодках, бревнах, бочках и даже канистрах. Для многих эта переправа стала последней. Трудно было и тем, кто сумел достичь  берега. Плацдарм несколько раз переходил из рук в руки. Продовольствие и боеприпасы  доставлялись раз в сутки, ночью. Ночью же отправляли на левый берег раненых.Приказ командования был выполнен, но Василий Петрович и его второй радист Костюхин были контужены, а их радиостанция разбита.В прифронтовом госпитале В. Винниченко  пролежал 21 день.За успешно выполненное задание он был награжден орденом «Славы III степени».
К концу  сентября 1943 года советские войска вышли к Днепру. Здесь Германское командование создало так называемый «восточный вал». Грохот боёв не смолкал ни днём, ни ночью. Глубоко вклинившись в немецкую оборону, 10 декабря 1943 года дивизия вышла к Днепру в районе Нового Быхова.      
«Немцы очень хорошо укрепили позиции на правом берегу: мощные доты, дзоты, траншеи, противотанковые рвы с водой, проволочные заграждения  были на пути советских солдат. Наш полк переправлялся на подручных средствах. Страшная это была картина: с противоположного берега, не прекращая  ни на минуту, бьет вражеская артиллерия. С воздуха сеют смерть немецкие «юнкерсы». От взрывов и крови вода в Днепре  кипела… Кромешный ад! И тем не менее , мы свою родную землю отстояли».За героизм, проявленный при форсировании реки Днепр В. Винниченко был награжден орденом «Славы II степени».    
  Наступило лето 1944 года. Личный состав дивизии под командованием  К.К. Рокоссовского принял активное участие в разгроме бобруйской группировки врага, уничтожив 3500 гитлеровских солдат и офицеров. 5 июля 1944 года дивизия получила наименование   Бобруйская. Вечером 29 июля 1944 года Москва салютовала отважным воинам Первого Белорусского фронта двадцатью артиллерийскими залпами из 224 орудий.17-ая стрелковая дивизия участвовала в освобождении г. Минска. Оставленный врагом город лежал в руинах, из жилого фонда уцелело всего 45 % домов. Главное, к чему требовалось приступить 3 июля 1944 года – разминирование.
В работу включилось 1200 человек и десять  «собак-миноискателей». За неделю были обезврежены основные объекты, но работа продолжалась и позже. Только из Дома правительства вынесли 1950 кг. взрывчатки, 184 стокилограммовые  бомбы, 14 ящиков ручных гранат, 4 ящика патронов, 2 «сюрприза» по 25 кг.. Чуть меньше – из здания ЦК КП(б)Б. 200 авиабомб обнаружили в оперном театре. В городе оставалось 103000 жителей.Василий Петрович глядел на страшные разрушения и с горечью думал, как непросто будет налаживать новую жизнь, заново поднимать города и села, разрушенные врагом.Военная мощь фашистов была сломлена.
К середине осени 1944 года граница СССР  была восстановлена почти на всем своем протяжении. Преследуя отступающего противника, дивизия вышла на границу с Польшей. И здесь младший сержант В. Винниченко поклялся добить врага в его собственной берлоге. Бобруйская дивизия освободила сотни населенных пунктов Польши. «Более месяца продолжались бои за город Млаву. Несколько  раз он переходил из рук в руки. Немецкие атаки следовали одна за другой. Советские войска перемешались: все стали пехотинцами, независимо от того, к какому роду войск они ранее принадлежали. Немцам пришлось отступить, наши заняли город».За освобождение этого польского города Василий Петрович был награжден второй медалью «За отвагу».
В осенне – зимние  месяцы 1944 года и весной 1945 года дивизия громила  гитлеровские войска в Восточной Пруссии. Фашисты понимали, что война ими проиграна и дрались с яростью загнанного в угол зверя. Каждый населенный пункт, каждую высоту приходилось отвоевывать большой кровью.Ненависть к фашистам уступила место удивлению, до чего же  ухожены немецкие поселки, сады и дороги; опрятно и зажиточно население.В небольшом городке наши солдаты захотели осмотреть церковь. Был вечер, но пожилой сторож, ни слова не говоривший по-русски, отпер замки и проводил их вовнутрь. Солдат поразило вежливое достоинство, с которым он попросил их снять головные уборы. В ту ночь впервые за долгие годы войны бойцы уснули на белых простынях, поужинав не из походной кухни, а качественными домашними консервами. Жаль, что уже на следующее утро пришлось покидать городок.
Город Кенигсберг фашисты превратили в настоящую крепость. Они были уверены в том, что взять его не удастся. Но, тщательно подготовившись, советское командование обрушило на врага всю мощь артиллерии и авиации. Штурмовые группы 17-той Бобруйской дивизии в составе Третьего Белорусского фронта  ворвались в город, сломив немецкое сопротивление. Изумленные советские солдаты осматривали железобетонные доты, невероятной толщины стены, сложную систему подземных ходов. Усилия фашистов оказались напрасными: бастионы рухнули под силой и яростью русских солдат. За штурм Кенигсберга В. Винниченко был представлен к награде.
4 мая 1945 года  дивизия получила приказ: уничтожить остатки фашистских войск, засевших  на косе Фришнерунг в Балтийском море. Коса  представляла собой узкий, но сильно вытянутый в длину участок суши между Кенигсбергом и Даньцигом, покрытый лесом. Предполагалось, что морской десант высадится на косе при поддержке  авиации, но плотный туман не позволил самолетам обеспечить прикрытие, и первая попытка не удалась: немцы расстреляли десант в упор.«Обидно было терять боевых товарищей в последние дни войны, горькими были мысли о том, что в любую минуту ты можешь погибнуть, не дожив до победы.«Морскими десантниками» по приказу стали вчерашние пехотинцы, многие из них моря в глаза не видели, не умели плавать. Несколько часов на обучение и 5 мая корабли с десантом снова устремились к злополучной косе. Теперь  уже авиация смогла выполнить свою часть задания».Василий Петрович был первым радистом, передавшим сообщение о том , что коса Фришнерунг в заливе Фришгаф занята советскими войсками . За участие в этой операции он был награжден орденом «Красной Звезды».
В своем военном дневнике В.П. Винниченко  сделал такую запись о последних днях войны: «8 мая, наступали на косе Фришнерунг. Сильный артогонь со стороны противника, с нашей - еще сильнее. Находился на НП с радиостанцией. В 10 часов утра было передано, что Германия капитулировала. Но бой продолжается, жестокий бой, тяжело ранило трёх разведчиков,  окоп от разрывов снарядов завалился, две пробоины в радиостанции. В любую секунду можешь погибнуть, но как хочется жить! Надежда должна сбыться. Сколько лишений и военных тягот, тяжелых боев, сколько товарищей отдали свои дорогие жизни в борьбе с врагом. И еще сегодня многие погибнут, но пусть помнит фашизм, что каждая капля нашей крови будет дорого ему стоить. Мы пришли, проклятый немец, отомстить тебе за слезы нашего народа, мы добьем тебя в твоей берлоге! В воздухе беспрерывно ведут бой наши славные соколы.9 мая в деревне Боден-Винкель на косе Фришнерунг для меня закончилась война! Сколько радости и слез! Этого нельзя выразить в словах! Мы победили, победил наш народ, наши Вооруженные Силы!» Победа! Известие о полной капитуляции Германии застало В. Винниченко и его товарищей на отплывающих кораблях. Восторг, счастливые слезы, море и небо, в которое снова и снова палили из всех видов оружия

http://museum.ucoz.net/index/vinnichenko_v_p/0-12
 
КлиоДата: Пятница, 08.09.2017, 14:26 | Сообщение # 3
Группа: Администраторы
Сообщений: 293
Репутация: 0
Статус: Оффлайн
Как жили на фронте

«Нижнее белье (кальсоны и рубаху) полагалось менять раз в месяц, но война вносила свои коррективы: платяная вошь была явлением обычным и широко распространенным. Конечно, с «явлением» боролись – прожаривали вещи над огнем, утюжили деревянными «утюгами», но искоренить не удавалось.
О портянках каждый должен был заботиться сам. На зиму выдавали шинель из английского сукна и телогрейку. Кожаные сапоги носили лишь комбат и его заместитель. Все остальные ходили в ботинках  с обмотками. Валенки выдавались по желанию, а так и зимой ходили в ботинках. А вот у немцев сапоги были отменные - крепкие, из настоящей кожи, на  каблуке - подковы, на подошве – 33 гвоздя, чтобы сносу не было.
Кормили на войне плохо. Суп – баланда из крупы или пшеничного концентрата. Бывало, если снаряд попадал в полевую кухню, оставались без еды по 2-3 дня. Кормили себя сами. Однажды командир послал нас в овраг, за молодым щавелем, чтобы хоть чем-то приправить суп. Щавель оказался  на редкость сочным, зеленым. Собирали его с удовольствием, пока не заметили солдатские сапоги, торчащие из под земляного холмика, на котором он рос. Больше мы в тот овраг не ходили… Изредка бывало в солдатском котле и мясо: если подорвет снарядом  лошадь дожидались темноты и подбирались к туше. Пили на войне чай - мутную жидкость без вкуса, с запахом ошпаренного веника.
Удивительно, но «обычными» болезнями на фронте солдаты почти не болели. Когда ходишь под смертью , все хвори куда-то деваются. Бывали у солдат чирьи по телу – из-за нехватки витаминов или начиналась  «куриная слепота»: в темноте зрение резко падало . Её лечили конской печенкой .За ногами все солдаты старались следить – что ты за пехотинец с кровавыми мозолями? В госпиталь бойцы старались не попадать. Раненые, если не тяжело зацепило, оставались в своих частях: неизвестно, куда попадешь из госпиталя, а тут все свои.За ногами все солдаты старались следить – что ты за пехотинец с кровавыми мозолями? В госпиталь бойцы старались не попадать. Раненые, если не тяжело зацепило, оставались в своих частях: неизвестно, куда попадешь из госпиталя, а тут все свои.     
На войне самый главный начальник для солдата – сержант. Они были, как правило, постарше, с опытом. Ротный командир стоял намного выше, а до комбата было далеко, как до Бога. Мне посчастливилось видеть Жукова, Рокоссовского, Баграмяна.     Немцы были серьезным противником. Воевали жестоко, грамотно. Да и к войне были подготовлены лучше нас. Одеты, обуты, кормили их строго по часам: в 12 -00 у них обед, хоть ты что! Как-то мне с ребятами пришлось заночевать в немецком блиндаже – с нашим не сравнить. Умели фашисты окружить себя удобствами. В первые два года войны они здорово превосходили нас по качеству и количеству техники.     Наше оружие зачастую было устаревшего образца. Например, пулемет «максим» с водяным охлаждением, 40 кг. весом, или неудобнодлинное противотанковое ружье; винтовка Мосина, принятая на вооружение еще в конце прошлого века: после каждого выстрела её приходилось перезаряжать.
Радиостанция, которую я всегда носил за плечами, представляла собой деревянный ящик весом около 20 кг.; да лопата – без нее нельзя, сразу убьют если не окопаешься, да автомат, да патроны к нему; противогаз… Сам я весил тогда 46 кг.     На войне мы научились получать удовольствие от мелочей – от горячей еды, или что портянки новые у старшины выпросил. Ну и само собой, что под смертью побывал и живым вернулся. Радовались, когда получали весточку из родного дома.     В бане за всю войну удалось помыться один раз. Перед наступлением поставили огромную походную палатку, в центре – печь, пол устлали еловыми ветками. Всю одежду сдали на санобработку. Моемся час, другой. В чем дело, может про нас забыли? Оказалось, что одежда сгорела в пепел – так ее прожарили! Потом со склада привезли все новое.
Однажды попытались с товарищами искупаться. День был жаркий; разделись, зашли в воду. Неожиданно в небе появилась «рама» - немецкий самолет - разведчик. Вреда от него никакого, покружился и исчез. А потом снова появился и забросал гранатами. Прятались, кто куда.     Конечно, многого на фронте боялись. Смерти . Плена. Взводный в атаку поднимает – страх! Но умели и могли свой страх и панику пересилить. Становишься, как каменный: ни одной лишней мысли, а только «выполнить, выжить». Трусы и паникеры погибали первыми.     Награды? Главная для меня награда в том, что живой остался. Дважды был контужен, ранен, дважды «топился»-в Днепре и Балтийском море… 18 января 1944 года во время боя у деревни Заминрынье награда спасла меня от смерти. В тот день группа наших разведчиков пошла за «языком». Унтер попался многознающий, но достался он дорогой ценой – погибли четверо ребят. Мне повезло – пуля прошла вскользь  по груди, пробила партийный билет, согнула орден Славы, но не смогла убить».


http://museum.ucoz.net/index/vinnichenko_v_p/0-12
 
КлиоДата: Пятница, 08.09.2017, 14:33 | Сообщение # 4
Группа: Администраторы
Сообщений: 293
Репутация: 0
Статус: Оффлайн
О друзьях
«Фронтовые дороги… Жестокие бои… Боевые друзья – товарищи, которым не довелось познать радость победы, заменить военное оружие на трудовое. Навеки они остались в памяти у нас, фронтовиков, напоминают о себе и тревожат, как старые раны.     Был и у меня в те суровые годы человек, ставший близким другом, соратником по борьбе. Вместе с ним было пройдено много километров нелегкого военного пути. Человек, светлую память о котором храню, как самое дорогое – Дмитрий Иванович Пшеничников, уроженец Томской области. На фронт он попал с первых дней войны. Находясь в обороне, в совершенстве изучил отечественное и трофейное оружие. В числе наиболее достойных бойцов был взят в разведку. Дмитрий Пшеничников шел на самые рискованные операции. Однажды он с двумя товарищами сумел взять в плен важного немецкого офицера, добыл ценные сведения, за что и был награжден медалью «За отвагу».     Энергичного и бесстрашного бойца вскоре избрали комсоргом роты, и он с честью нес это поручение: готовил неопытных новичков, передавал им накопленные знания.     Погиб Митя геройски. 4января 1944 года полк начал ликвидацию вражеского плацдарма на левом берегу Днепра. В тылу наших войск оказались два фашистских пулемета, которые свинцовым дождем буквально косили солдат, шедших в наступление. Вызвались уничтожить вражеские гнезда бойцы Пшеничников и Стребков. Рискуя жизнью, они подобрались к огневой точке. Цель была близка, но в этот момент Митю настигла пуля, не стало боевого сержанта. И все-таки огонь был прекращен: боец Стребков успел бросить связку гранат. Пулеметы умолкли, плацдарм был взят.     Сейчас на том месте мирно зеленеет трава, растут деревья. Но о жестоком бое напоминает братская могила, в которой среди других 25 солдат и офицеров похоронен Д.И.Пшеничников».     
Через всю свою жизнь пронес Василий Петрович дружбу с другим боевым товарищем – Михаилом Ивановичем Лопатиным (фронтовое прозвище – Миня). М.И.Лопатин был родом из Красноярска, вместе они обслуживали одну рацию. В ноябре 1943 года начальник политотдела дивизии Смирнов в перерыве между боями вручил им партийные билеты… Они тонули на переправах, взрывались, горели, пробираясь в охваченных пожарами лесах, хоронили своих товарищей. По черной  земле, пробитой воронками от снарядов, сквозь  гарь и дым пепелищ шли к победе. «Связь – это глаза и уши армии, - любит повторять Василий Петрович, - связист и радист всегда впереди».
После войны они не теряли друг друга из вида, писали  письма в  надежде увидеться. Прошло сорок лет. В 1985 году  в Москве состоялась встреча ветеранов 17-ой стрелковой дивизии. Василий Петрович стал ее участником. Накануне он очень волновался: сможет ли узнать своего друга?
Он вышел из поезда на перроне Киевского вокзала, и когда люди немного разошлись, увидел седого человека, опиравшегося на костыль. Мужчина стоял и плакал. Его боевой товарищ Минька, Михаил Иванович Лопатин.
Трагично сложилась судьба друга детства Василия Петровича – Распопа Александра Максимовича. Герой – танкист сумел уничтожить 4 фашистских танка, но и сам трижды горел, был сильно изувечен и потому не захотел возвратиться в свои родные места…

Возвращение

После окончания  военных действий 17-ая стрелковая дивизия некоторое время продолжала оставаться в Кенигсберге. Наиболее отличившихся солдат и офицеров стали готовить к учению в Московском Параде победы, который должен был стать настоящим триумфом для армии и страны.
Василий Петрович, не жалея сил, напряженно готовился на кенигсбергском плацу.  Это давалось ему нелегко: нестерпимая боль в шее не позволяла выполнять необходимые движения.  К огромному своему   разочарованию вместо парада он оказался в госпитале.
Но судьба подарила Василию Петровичу другую возможность. 2 июля 1945 года Винниченко присутствовал в составе делегации от 48-ой армии на торжественном заседании в Минске по случаю годовщины освобождения города. Заседание проходило в окружном Доме Красной Армии имени К. Ворошилова. Из Кенигсберга в Минск бойцов доставили на самолетах.
«На сцене театра, залитой электрическим светом, - писала на следующий день газета «Звезда»,- два герба Белоруской ССР, украшенные живыми цветами. Между ними на высоком пьедестале в лучах восходящего солнца возвышается бюст товарища Сталина…». Перед делегатами выступили члены правительства Белоруссии. Они рассказали о страшных потерях и разрушениях в республике и благодарили воинов за освобождение родной земли. В честь дорогих гостей был подготовлен праздничный концерт и дан банкет. Минск по- прежнему лежал в руинах: по городу не ходили трамваи, правительственное здание освещалось с помощью движка, но белорусский народ сделал всё, чтобы воины – освободители почувствовали благодарность и заботу.
Василий Петрович с большой теплотой вспоминает площадь, усыпанную живыми цветами, прекрасные лица белорусских девушек, детей, бросающих букеты на проезжающие автомашины.
Служба подходила к концу. В апреле 1947 года Винниченко и его земляк, командир отделения связи Алексей Мицевич, выехали из Казани. Поезд шел на Восток, в родную Сибирь. Не беда, что ехать пришлось в товарном вагоне – за войну и не к такому успели привыкнуть! Впереди дом, горячо любимые, близкие люди – эта мысль согревала и давала силы.
Одна беда - вид у Алексея совсем не геройский: на ногах «убитые» ботинки с обмотками. Обидно Победителю возвращаться домой без сапог! Друзья решили ситуацию исправить. На станции Татарская поезд остановился. Василий Петрович взялся сбегать на местный вещевой  рынок и обменять Алёшины ботинки на сапоги. Разутый Алексей в это время поджидал товарища, сидя на крыльце магазина.
Всё получилось, как задумали: одноногий инвалид повертел «товар» в руках и заверив, что его сапоги подходящие по размеру, передал их Василию Петровичу. Счастливый, что сумел выручить друга, он полетел к магазину. Но вот беда – сапоги оказались совсем малыми. До отхода поезда оставалось немного времени. Снова на рынок, успеть разменяться! Однако «одноногий» как сквозь землю провалился. Выручил такой же фронтовик, как и они сами: разыскал обманщика и заставил вернуть злополучные ботинки. Всё не босиком домой возвращаться…
Проводник предупредил, что в Багане остановки не будет, и посоветовал прыгать с поезда на ходу за мостом, где  состав пойдёт медленнее. Так и поступили. На ветру просушили намокшую в реке одежду и пешком, по весенней распутице, пошли до села Тычкино. Прошло столько лет, а Василий Петрович не может спокойно рассказывать про пожилую женщину в поношенной одежде, встретившую их за селом. Она ждала каждый день своего сына, всем проходящим солдатам задавала один и тот же вопрос: «Моего сыночка вы не встречали, не видели?», а потом вела к себе домой и угощала вареной картошкой. Больше у неё ничего не было.
В деревню Лепокурово, к родному дому Алексея, он пришли к вечеру. Мать не смогла выйти за порог, чтобы встретить сына: тяжелобольная, она лежала на деревянной лавке. Радостное волнение отняло её последние силы. К утру она умерла.
В то время существовало специальное постановление, по которому местные Советы обязывались предоставлять демобилизованным солдатам транспорт до следующего населенного пункта. Отец Алёши пошел в контору, чтобы спросить про подводу для Василия. Подводу дали. Но до чего же худой, облезлой и слабой оказалась лошадь! Она еле переставляла ноги. Василий Петрович поблагодарил за услугу и отказался, пошёл пешком до села Немки.
Предсовета И.В.Выборнов встретил его на крыльце, обрадовался: «Земляк, живой! Мужики сейчас в деревне во–как нужны! Конечно, транспортом мы тебя обеспечим, доедешь до дома». Измученная тяжелой работой, ссохшаяся от голода баба в клетчатом платке вывела быка, запряженного в телегу. А у него  бока запали, ребра торчат, вся шея в струпьях. Кое-как  выехали за околицу. «Спасибо тебе, мать, езжай домой. Я теперь дойду сам».
И уже нигде не останавливаясь, напрямую, он пошел к родному селу, Барлакуль. Солдат  слишком долго не был дома и поэтому очень спешил. Василий Петрович поднялся на гриву и увидел: в поле дети и женщины пашут землю, а навстречу ему бегут, торопятся, мать и отец.

 
http://museum.ucoz.net/index/vinnichenko_v_p/0-12
 
КлиоДата: Пятница, 08.09.2017, 14:40 | Сообщение # 5
Группа: Администраторы
Сообщений: 293
Репутация: 0
Статус: Оффлайн
Земляки

Из госпиталя в свою часть В. Винниченко  возвращался пешком поразмытой дороге, с пустым вещмешком за плечами. В попутном ему направлении шли  «полуторки» с боеприпасами, но ни одна из них не остановилась, чтобы подвезти солдата,  это запрещалось приказом. Приходилось надеяться  только на себя. Вдоль дороги стояли указатели  «старшина Павлов», «старшина Ишутин»- для того чтобы бойцы, отставшие от своих частей, знали, куда идти. Младшийсержант Винниченко заметил обогнавший  его «виллис»- легковой автомобиль фронтового начальства. Неожиданно «виллис» притормозил, и его окликнули по имени. Изумленный Василий Петрович узнал в ординарце генерала Ганжи  своего земляка – Илью Костенко. Они обнялись. Пожилой генерал приказал офицерам, сидящим в машине, подвинуться: «Пусть этот солдат сядет». Винниченко повезло, он доехал почти до места. В дороге выяснилось, что вот уже третьи сутки бойцы его части ведут непрерывные боевые действия, окопавшись в болоте, в сырости, в холоде, без продовольствия. «Ночью пробирайтесь к нам, чем можем –поделимся», - предложил земляк.
Первый вопрос,  который задали его товарищи: «Ты поесть ничего не принес?». Чувство голода сильнее опасности. Вдвоем, прихватив мешки и сильно рискуя заблудиться в темноте или нарваться на пулю, отправились за продуктами. Добрались до места. Их окликнули. «Мы к Костенко, нас ждут». И, действительно, ждали: накормили хлебом и колбасой, напоили чаем. Но самое главное, что с собой дали 4 булки хлеба и 2 куска сала.  Обратный путь занял много времени, стрельба не прекращалась, да еще немного заплутали. Радость бойцов была двойной: вернулись живыми и с продуктами! Пятнадцать голодных ртов  съели все до крошки.


 http://museum.ucoz.net/index/vinnichenko_v_p/0-12
 
КлиоДата: Пятница, 08.09.2017, 14:47 | Сообщение # 6
Группа: Администраторы
Сообщений: 293
Репутация: 0
Статус: Оффлайн
Накормить людей хлебом

Послевоенная деревня переживала бремя тяжелой разрухи. Не вернулись с полей сражений две трети мужчин, а перед уцелевшими в боях возник новый фронт - трудовой.
После демобилизации Василий Петрович вернулся к привычной крестьянской жизни. Выполнял всю необходимую в хозяйстве работу, убирал на комбайне хлеб.
В 1948 году женился на заботливой и гостеприимной девушке из своего села. ( Василий Петрович и Татьяна Федоровна создали большую дружную семью, у них четверо детей, девять внуков и пять правнуков.) В 1954 году заметив его организаторские способности, односельчане избрали его председателем Барлакульского сельского Совета, а позднее - председателем колхоза « Памяти Пушкина».
В 1957 году Василий Петрович Винниченко закончил Колыванский сельскохозяйственный техникум по специальности агроном. Решение ехать учиться далось ему нелегко: к этому времени в семье подрастали трое детей, но это был осознанный выбор, позднее он скажет: « Я хотел накормить людей хлебом». В должности главного агронома колхоза имени Кирова Василий Петрович проработал с 1958 по 1981 год. Вдоль и поперек исходил и изъездил барлакульские и лянинские земли. Любую полосу может найти с закрытыми глазами и сказать ее размеры. Каждое поле приносит ему добрые или горькие воспоминания. …
Чтобы улучшить кормовую базу для животноводства, в 1958 году ввел в севооборот многолетние травы. Это был новый шаг в земледелии района. В 1960 году заложили колхозный сад. Необходимые саженцы выписали из Перми: 12 000 кустов смородины, малины, сливы.В закладке сада принимали участие главные специалисты, работники конторы, старшеклассники. Первым садоводом был Иван Прокопьевич Гавриленко.  Сад уродил на удивление: ягоды разных сортов, крупные, сладкие. Посмотреть на лянинское чудо собралось начальство со всего района, ахали, восхищались. Часть территории сада отвели под огород. Для общественного питания выращивали все необходимые овощи. Выручка от продажи ягод и овощей шла в колхозную кассу.
1963 год оказался очень засушливым, с некоторых полей не собрали и того, что посеяли. Дожди пошли, когда начались уборки. Сказать по-правде, убирать было нечего: с каждого гектара взяли всего по 1,8 центнера зерна. Чтобы спасти животноводство заготавливали веточный корм, закупали сено в соседних районах, искали другие пути решения проблемы. Районная газета « Сельский труженик» писала: « В лянинской мастерской старые комбайны « С-6 » переоборудовали в соломосилосорезки, чтобы измельчать грубые корма, запаривать, сдабривать их кукурузным силосом и в таком виде скармливать животным».
С 1968 года начали осваивать более современную систему земледелия: безотвальную вспашку, посев по стерне, использование новых сельскохозяйственных машин - плоскорезов, стерневых сеялок. В ее эффективности убедились в 1972 году, когда земля сполна оплатила хлопоты: валовой сбор зерна составил 108355 центнеров, урожайность-20,8 центнеров с каждого гектара. План хлебосдачи выполнили на 180 процентов, сдали государству 50 тысяч центнеров пшеницы. За отличную работу Василия Петровича поощрили путевкой на ВДНХ, а в 1973 году наградили медалью «За трудовую доблесть». Хоть и не сразу, но сбылась его мечта - накормить народ хлебом!
У Василия Петровича Винниченко за плечами долгая жизнь. Он знает силу земли и цену человеческой дружбе. Он может рассказать многое из того, что хранит его богатая память.


 http://museum.ucoz.net/index/vinnichenko_v_p/0-32 
 
КлиоДата: Пятница, 08.09.2017, 14:52 | Сообщение # 7
Группа: Администраторы
Сообщений: 293
Репутация: 0
Статус: Оффлайн
Боевой путь младшегосержанта, командира радиоразведки Винниченко В.П.

Подмосковье, декабрь 1942 года
Город  Людиново,июль 1943г.
Река Десна.
Станция Клетня.
Станция Сураж.
Река Проня.
Река Сожь
Река Днепр.
Деревня Корма
Деревня Заминрынье, 18 января 1944 год,был ранен.
Город Бобруйск, 28 июня 1944 год.
Город Осиповичи
Город Несвеж
Город Сломин
Город Свислочь
Город Брянск.

Польша:
Остров Мазовецкий
Город Нарев
Город Полтуйск, 1 января 1945 год.
Город Млава.

Восточная Пруссия:
Город Вормант(окружение).
Город Браунсберг.
Город Толькимит.
Город Фраунсбург.
Город Кенигсберг.
Залив Фришгаф, коса Фришнерунг
Деревня Боден-Винкель, 9 мая.


 http://museum.ucoz.net/index/vinnichenko_v_p/0-12
 
Форум » 17 стрелковая дивизия » Судьбы бойцов » связист Винниченко Василий Петрович
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: