17-я стрелковая Бобруйская Краснознаменная дивизия
Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [10]
Воспоминания [0]
Анализ документов [0]
Краеведение [0]
Исследования [0]
17 стрелковая Краснознамённая Бобруйская дивизия [0]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Главная » Статьи » Мои статьи

17-я стрелковая дивизия. Оборона на р. Протва 18-21октября 1941 г.

17 сд (II ф) в Действующей армии – с 30 июля 1941 г. Из дивизии народного ополчения г. Москвы 26 сентября 1941 г была переименована в 17-ю стрелковую дивизию и стала считаться кадровой частью. Так ее бывшее наименование – «Москворецкая», потеряло актуальность, в списках частей и подразделений Красной Армии с этого времени не значилась, во всех документах 33 армии Резервного и Западного фронта именовалась 17-й стрелковой дивизией. В течение августа-сентября 1941 года ее части занимались строительством оборонительных рубежей. В боевое столкновение с частями вермахта вступила 03.10.1941 года, вела бои в течение трех дней на левом фланге 33-й армии в полосе Варшавского шоссе. В районе Спас-Деменска попала в окружение.

33-я армия, в которую она входила, как небоеспособная после выхода из окружения, решением ВС ЗФ, выводилась в резерв фронта на переформирование. Сборный пункт находился в с. Доброе. Большинство личного состава штаба армии по результатам боев начала октября, числились как пропавшие без вести, о судьбе многих к 10.10.1941 г. ничего не было известно

(ВЫРАЖАЮ ПРИЗНАТЕЛЬНОСТЬ АЛЕКСУ КИСЛИЦИНУ ЗА ПЕРЕВОД ЖУРНАЛА БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ 34-Й ПД ВЕРМАХТА И ИССЛЕДОВАТЕЛЮ А.А. МИЛЮТИНУ – ЗА ПРЕДОСТАВЛЕННЫЕ ДОКУМЕНТЫ ИЗ ЦЕНТРАЛЬНОГО АРХИВА МО РФ, ПЕРЕВОД ДОКУМЕНТОВ 98-Й ПД, 57 АК ВЕРМАХТА И ПР. НЕМЕЦКИХ, В Т.Ч. РУКОПИСНЫХ)

*********************

Неся ощутимые потери в первых боях, 17 сд была вынуждена отступать разрозненными группами на Можайскую линию обороны, в район города Малоярославец.
В оперативной сводке штаба армии по состоянию на 12 часов дня 11.10.1941 г. сообщалось, что «части 33А производят стягивание отдельных групп, подразделений и частей армии высланными 12-ю командирскими группами в разных направлениях возможного следования групп и подразделений 33 А. 17 сд — пункт сбора — Машково. К 24.00 10.10.41. зарегистрировано 203 человека. Назначены командир и комиссар дивизии, начальник штаба и НО — 1 . Часть тыловых органов 17 сд направлена в Машково. Формирование, точный учет личного состава, материальной части и лошадей производится на месте».
Командир 17 сд полковник П.С. Козлов в это время с остатками дивизии июльского формирования выходил из окружения. О его судьбе, как и судьбе многих других командиров, в штабе армии ничего не было известно. Одиннадцатого октября 1941 года, на основании приказа Военного Совета 33-й А, к исполнению обязанностей командира 17 сд, собиравшейся в д. Машково, приступил полковник М.П. Сафир. Приказом № 1 от 11.10.41 г. назначивший исполняющим обязанности начальника штаба капитана Я.А. Грицмана, а комиссаром дивизии – батальонного комиссара В.В. Килосанидзе. Двенадцатого октября на этой должности его сменил бригадный комиссар С.И. Яковлев.
Штарм спешно осуществлял переформирование дивизий, выходивших отдельными группами из-под Спас-Деменска, пополнял личный состав маршевыми ротами из поступавшего пополнения. По сути, дивизии формировались заново. Заново формировалась и 17 –я стрелковая.

12 октября командарм назначил пункты формирования дивизий: 17-я – Угодский завод, 60-я – Тарутино, 173-я – Ермолино. Управление армии переходило в Вороново. Дивизиям предписывалось прибыть в указанные районы к 7:00 13 октября. Во второй половине дня 14.10. из окружения в район Вороново вышла часть бойцов, которой руководил полковник П.С. Козлов. В составе его группы находились и некоторые, уже числившиеся пропавшими без вести, офицеры штаба 33 армии. В связи с этим в оперативной сводке № 114 говорилось: «В отделы штарма прибыли отсутствовавшие 9 чел., в том числе начальник артиллерии армии генерал-майор Офросимов, начальник оперотдела штарма полковник Сафонов, командир 17 сд полковник Козлов, военком артотдела штарма старший политрук Токарев и группа командиров и сотрудников штаба в количестве 5 человек».

Этим днем датируется и составленный П.С. Козловым отчет о боевых действиях с 01 по 05 октября 1941 г. вверенного ему подразделения, прорыве выведенной группы из окружения. 17 октября 1941 года решением ВС армии назначенный и.д. командира дивизии, полковник отбыл к месту ее формирования, – в с. Угодский Завод. Куда дивизия еще утром 13.10. передислоцировалась из д. Машково.

Из донесения, подписанного М.П. Сафиром, известно, что по состоянию на 10 часов утра четырнадцатого октября, «комначсостава и бойцов бывшей 17 сд. прибыло всего около 500 человек. Поступление продолжается, но в ничтожных размерах. Кроме указанных командиров и бойцов на пополнение 17 сд направлены: а) группа командиров и бойцов 8 сд в количестве 80 чел.; б) части 211 сд в количестве комначсостава 241 чел., младшего нач. состава 215 чел. и рядовых — 951 человек ; в) 4 маршевые роты политбойцов в количестве 397 чел.
Всего в дивизии состоит 2423 чел., конского состава — 617, 29 грузовых а/м, винтовок 717, 58 ручных пулеметов, ППД — 2, ППШ — 2».
Формирование существенно пополнилась за счет вышедшего из окружения личного состава 211 сд. Полковник М.П. Сафир докладывал, что «из начсостава 211 сд допущен к исполнению должности комполка 1316 подполковник Алексеенко, и таким образом теперь во все три сп командиры и комиссары полков назначены. Из состава 211 сд прибыли остатки ОБС в количестве 38 чел. с очень небольшим количеством имущества. Пополнение ОБС ожидается распоряжением начальника связи фронта. Начальник связи дивизии фронтом назначен и прибыл. Бывшая саперная рота 17 сд прибыла в составе 90 чел, из состава же 211 сд — 33 человека. Для производства срочных инженерных работ дивизии придан мотоинжбат./…./

Материальная часть артиллерии 17 сд не прибыла. 211 сд дала на укомплектование 122 мм пушек — 4 шт.,76 мм — 5 шт., минометов 120 мм — 2. Все указанное направлено на формирование 980 ап. Автотранспортная рота формируется штабом фронта за счет 7 автополка.. /…/ Всё прибывшее пополнение не обеспечено винтовками./…/ Бойцы 17 сд на 75 %, бойцы 211 сд — на 50 %. Для приведения формируемых частей в боеспособное состояние прошу срочно выделить дивизии винтовки, пулеметы, автоматы, недостающую материальную часть артиллерии и боеприпасы, в особенности винтовочные патроны и ручные гранаты. Также прошу указаний начальнику тыла об обеспечении дивизии продовольствием, особенно печеным хлебом, вещевым снабжением, ковочными и горюче-смазочными материалами».К концу дня дивизия пополнилась еще двумя маршевыми ротами из Новосибирска в количестве 286 человек.

16 октября 1941 года полковник П.С. Козлов принял командование дивизией. Основной задачей перед ним, как и перед предшественником, стояло пополнение личного состава, материальной части, снабжение ГСМ и продовольствием.
Тем временем бойцы приступили к занятиям по боевой подготовке. Программа была рассчитана на три дня, до 18 октября. Она отводила 20 часов на огневую подготовку, 10 часов на тактические занятия по темам: «отделение в наступлении и обороне», «самоокапывание», «целеуказание». Строевой подготовке уделялось всего два часа. Рабочий день определялся в 10 часов. Оставшееся время отводилось на политзанятия и изучение уставов. Учебные средства были крайне ограничены. На 50 бойцов полагалась одна граната и одна бутылка с зажигательной смесью.
Угроза обхода немецкими частями фланга Западного фронта с северо-востока, продвижение пехоты и танков противника от с. Недельное в направлении с. Черная Грязь, потребовала срочного выдвижения 17 сд на исходные рубежи, приведения ее в боевую готовность.

На основании предписания Ставки ВГК от 15 октября в командование войсками 43-й армии 17 октября 1941 г. вступил генерал-майор К. Д. Голубев. Бывший ее командующий, генерал-лейтенант С. Д. Акимов, оставался руководить группой частей армии в районе г. Боровск. Также в этот день произошло перераспределение полосы обороны между 33 и 43 армиями. С этого времени 17-я сд, чьи позиции по рубежу р. Протвы оказались в зоне ответственности 43-й армии, была переподчинена ее командованию. Одновременно в штарм-43 из штаба фронта передано указание с подтверждением полученной ранее дивизией задачи на оборону.
Данный факт закреплялся письменной резолюцией командующего 43 армией генерал–майора Голубева, написанной им на приказе штаба ЗФ в 17:50 текущего дня. «Передаю для вас приказ комфронта. Принять к немедленному исполнению. Входите в подчинение мне. Мой КП – Белоусово, ваш – в районе Угодский Завод».

Уже в 21:30 командир дивизии, полковник П.С. Козлов отсылает боевое донесение, адресованное командарму- 43: «Ваш приказ получен. В соответствии с этим части дивизии занимают оборону с основным центром сопротивления в районе Черная Грязь, Новая Слободка. Боевой приказ прилагается».
Согласно данного приказа, изданного в 19:00 часов, частям дивизии к 21:00 текущих суток предписывалось занять оборону по рубежу р. Протва от с. Белоусово до с. Высокиничи. 1312 сп выдвигался в район Черная Грязь, с задачей создания противотанкового узла обороны на участке Новослободка-Высокиничи-Лыково. 1314 сп ставилась задача обороны фронта по линии Дубовка-Стрелковка-Б.Росляковка. Особо предписывалось подготовить противотанковые средства у переправы 1/2 км юго–западнее Стрелковки. А также организовать ударную группу с противотанковыми средствами в с. Костинка. Командование полка отвечало и за стык между частями дивизии от Стрелковки до Величково.

На 1316 стрелковый полк возлагалась оборона участка от шоссе Малоярославец у пункта Оболенское, (искл.) Дубровка, Кривошеино, подготовка противотанковых средств у Варшавского шоссе – Спас–Загорье. Также приказывалось иметь ударную группу в роще 1 км северо–восточнее Загорья.
Большая часть орудий артполка согласно приказу полковника П.С. Козлова, сосредотачивалась в районе Черная Грязь – 8 противотанковых орудий. В районе Новой Слободки устанавливалось 4 противотанковых орудия для отражения танков и пехоты противника с направлений Недельное–Новослободка, Пурсовка – Трубино–Стрелковка. Было установлено два противотанковых орудия и в районе Стрелковки.

Начальник инженерной службы дивизии должен был подготовить взрывы мостов у Трубино, Нов. Слободки, села Черная Грязь, в Высокиничах. При этом комдивом строго оговаривалось осуществление подрыва, – «при непосредственном нажиме противника». Хотя приказ г-л Соколовского предписывал именно взорвать мосты, не распространяясь на обстоятельства.
При выходе на рубеж обороны в дивизии насчитывалось 4900 чел., но боевой состав по факту был 2170 чел., а на вооружении фактически имелся 221 пулемёт, 19 миномётов и 16 орудий.

Другим приказом командарма дивизии придавались 49 батальон охраны, дислоцировавшийся в районе с.Черная Грязь и сводный батальон 148 танковой бригады, находившийся у н.п. Высокиничи. Определялась полоса обороны для соседа – 53 сд (иск) Кривское – Спас-Загорье. Разграничительная линия с ней у 17-й сд прошла по линии Собакино-Петрищево-Спас-Загорье.
В 9 часов утра 18 октября мотопехота противника при поддержке танков двинулась по шоссе на Малоярославец. Не встретив существенного сопротивления, противник занял город, и продолжил движение по Варшавскому шоссе. В 18:30 было занято с. Белоусово. К исходу дня его продвижение на этом направлении было задержано у деревни Воробьи силами 152-й мотострелковой бригады. Штаб 43-й армии вынужден был экстренно эвакуироваться из Белоусово, и потерял связь практически с большей частью своих соединений. Для ее установления в расположения КП дивизий были посланы офицеры связи.

Согласно оперативным донесениям 43 армии от 18 октября, у 17-й дивизии «соприкосновений с противником не было. Велись интенсивные оборонительные работы в Чёрных Грязях, занимающих центр оборонительных позиций». Однако оперативная сводка ЗФ показывает, что дивизия все же вступала в боевое столкновение с противником в районе села Белоусово. И, согласно содержанию оперсводки, с другими частями, находившимися в полосе обороны, уничтожили до 15 немецких танков.
Начальник политотдела 17-й дивизии старший батальонный комиссар Грачев об этом дне сообщал в политдонесении: «18.10 продолжая свое формирование и далеко его не закончив, части соединения получили приказ на оборону от надвигавшегося врага по реке Протве. Дивизия получила приказ занять оборону по реке Протве от Варшавского шоссе Спас – Загорье и на юго-восток до Высокиничи. Личным составом дивизия была укомплектована на 35% , имея на вооружении до 15 штатных минометов без мин, бутылки с горючим «КС», (последние были изготовлены низкого качества, в связи с чем из трех бутылок зажигалась только одна)./…/

В это время в районе Недельное 2-й Люберецкий полк, которым командовал полковник Ф.А. Волков, «не выдержал атаки четырёх танков противника и начал беспорядочный отход. Один батальон разбежался, две роты сдались в плен. Остатки полка в количестве 200 – 250 чел. отошли к Чухловке и заняли оборону. Часть людей была задержана комсоставом 1312-го стрелкового полка и обращена на его формирование».
В журнале боевых действий 34 пехотной дивизии вермахта, наступавшей на рубежи обороны 43-й армии, этот день противостояния 17-й сд был отмечен следующим сообщением.

«Несмотря на опять ухудшившуюся погоду – ночью было опять мерзко и дождливо и дороги покрылись глубокой грязью – дивизия идет по плану. Передовой отряд сразу по выходу отправился на восток, застрял и повернул на север к «Московскому шоссе». /…/ В это время 107-й пехотный полк, по этому же пути что и передовой отряд, вышел к «Московскому шоссе» и был направлен дивизией параллельно передовому отряду в атаку. Обеим группам удалось к 13:00 сломить сопротивление и пробиться через лес к Протве. До вечера восточная окраина леса была в наших руках. Взяли 300 военнопленных 1-го стрелкового полка. 253-й пехотный полк занимался своей операцией в северном направлении и успешно прошел Недельное.» /…./ Отдельные разведгруппы вечером еще выяснили, что на противоположном берегу Протвы с обоих сторон моста Овчинино и с обоих сторон «Московской дороги» стоит противник, на западном берегу Протвы же в селах только небольшие посты. Дивизией запланировано на 19.10 – 107-м пехотным полком справа дороги и передовым отрядом слева попытаться выиграть один или несколько мостов или переправ «через Протву. Оба стоящих сзади, 80 и 253 полки, должны подключиться параллельно в случае появления возможности переправиться к атаке».

Немецкое наступление по линии Спас-Загорье – Высокиничи началось утром, 19 октября 1941 г.
В штабе 43-й армии с дивизиями левого фланга отсутствовала связь, не было связи и у 17 сд со штармом. В переговорах начальника штаба 43-й армии А.Боголюбова с зам. начальника штаба Западного фронта Г. Маландиным выяснилось, что рации штаба армии «все время работают, но ни одна из дивизионных не отвечает. Во все дивизии направлены делегаты с охраной. На участке правового фланга 17 сд выброшена опергруппа вместе с радиостанцией». Руководил этой группой, призванной наладить бесперебойную связь со штабом армии, полковник В.В. Баланцев.

В 06:20 утра К.Д. Голубев получил указание командования ЗапФ об организации противотанкового района у Тарутино, чтобы закрыть возможный проход противнику на Подольск. «К утру 20.10. поставить на тыловых рубежах и тыловых дорогах противотанковые отряды, состоящих из 1-2 орудий ПТО, взвода истребителей с гранатами и бутылками КС, взвода саперов с минами, рота стрелков выделяется за счет пассивных участков и отходящих частей. Обязательно иметь противотанковые отряды на линии Каменка – Тарутино».

Крайне необдуманным по части реализации в этой связи представляется, при отсутствии связи и информации о положении частей на левом фланге фронта армии, приказ командарма решить поставленную задачу за счет сводного батальона 148 тбр, находившегося в районе с. Высокиничи. Приказ комдиву-17 предписывал «сводный отряд 148 танковой бригады, занимающий район Черная Грязь немедленно направить комбинированным маршем в район Тарутино». Его командир должен был «срочно организовать опорный пункт с задачей не допустить прорыва танков и пехоты противника на Подольск. Оборона должна быть противотанковой». Но непосредственно организовывать оборону в этом районе должен был полковник И.Я. Фурсин.

Из ЖБД 43-й армии известно, что 14.10.1941 г. «сформированный мотострелковый батальон из состава 148 тбр в составе 400 чел занял оборону Арсеньевка, Высокиничи». На отчетной карте Западного фронта за 17-20 октября 1941 г. у Высокиничей значился как «мотобатальон 148 тбр». Формально он подчинялся по состоянию на 19.10.1941 г. штабу ЗФ, который не имел от него донесений, и распоряжений напрямую туда не давал. Находясь в зоне ответственности 17 сд, и потому подчиненный штармом ее командованию, сводный батальон 148 тбр уже с утра 19.10. вступил в бой с передовыми частями 17-й пехотной дивизии вермахта на правом берегу р. Протвы, в 3 км к западу от с.Высокиничи. Основные боевые действия батальона происходили именно там.

По спискам безвозвратных потерь этого соединения серпуховский исследователь А. Павлихин, изучая даты и место выбытия военнослужащих, восстановил географию боевых действий батальона 19-21.10.1941 г. Наибольшее количество потерь он понес у д. Ивановское. За этот день числится пропавшими без вести и убитыми 79 бойцов. В с. Ивановском есть мемориал с захоронением осени 1941 г. «132-х неизвестных». Часть бойцов батальона значится пропавшими без вести и убитыми 19.10 в с. Высокиничи. В списках указано: «пропали без вести при обороне в р-не с. Ивановка, Серпуховского р-на Моск. обл.». Двое из них были установлены по спискам похороненных в г. Серпухове на Соборной горе, вероятно, как умершие от ран в городском госпитале. Дата захоронения обоих – 19 октября 1941 г. Сводный батальон 148 тбр участвовал в боях в районе Высокиничей и позже, 20-22 октября 1941 г. В общей сложности, по подсчетам А. Павлихина, безвозвратные потери этого соединения составили 100 человек убитыми и пропавшими без вести, – 25% от всей его численности.

Командование ни 43-й армии, ни соседней, 49-й, не владело ситуацией, которая сложилась в Высокиничах и на этом участке фронта. Командарм-49 даже не подозревал, что батальон там находится. Положение пытались прояснить и в штабе ЗФ, когда 20.10. посредством начштаба 49-й полковника П.М. Верхоловича просили разведать и доложить, что происходит в Высокиничах.
На усиление обороны по р. Протве был послан и 49-й батальон охраны штаба Резервного фронта. Он упоминался в переговорах А.Боголюбова и Г. Маландина 21 октября 1941 г. Г.К. Маландин интересовался его судьбой, но ответа так и не получил. По карте положения войск фронта с 11.10.1941г. по 19.10.1941 г., батальон дислоцировался вдоль р. Протвы на участке от Высокиничи (исключая) до Черная Грязь (включительно). Реально же занимал полосу обороны с одним из батальонов 1312 сп от с. Овчинино на западном берегу Протвы, и до с. Грибовки – на восточном. Имея там соседом сводный батальон 148 тбр.

В связи с данными фактами, ныне широко известный исторический бой отряда Фирсова и танкиста Лавриненко, растиражированный как следствие «оставления без боя 17 сд рубежа по р. Протве и открытия немцам дороги на Серпухов», не соответствует данному утверждению. Бой, когда «танк спас Серпухов», был вторым этапом сражения 19.10.1941 г. на протвинских рубежах. Он завершился победой Фирсова-Лавриненко и освобождением с. Высокиничи. Остатки батальона 148 тбр и отряд Фирсова расположились в нем до утра. К рассвету туда прибыло подкрепление – батальон из 330 сд. 21.10.1941 г. эти подразделения вступили в бой с немцами на окраине села и были разбиты, понеся потери: более 230 человек убитыми и пропавшими без вести. Высокиничи противник окончательно смог занять только вечером.

С утра 19 октября вступили в бой с противником в районе Чёрная Грязь – Новая Слобода 1314 – й и 1312-й стрелковый полк. В составе последнего насчитывалось всего 985 человек, а 1314 сп был по численности меньше в несколько раз. Оборону полковник П.С. Козлов организовал по типу опорных пунктов. На противоположном берегу реки выставил боевое охранение. В местах возможной проходимости вражеской техники в полосе обороны им были поставлены отряды ПТО, созданные в полках для этого дополнительно. Именно такой отряд, усиленный двумя орудиями, остановил в этот день продвижение танков из Белоусова в сторону Угодского Завода.

«19.10. первая рота 1-го батальона 1312 сп, еще не закончив приготовления к обороне, начала боевые действия, сдерживая огнем станковых пулеметов упорный натиск врага, действовавшего огнем пулеметов, минометов и автоматов. Танкам врага удалось зайти во фланг обороны и со стороны д. Ильинское отрезать третий батальон. Под натиском врага подразделения полка с боем начали отходить на новый рубеж», – сообщал старший батальонный комиссар Грачев в политдонесении.
Схватки с противником в течение всего дня в полосе обороны дивизии по протвинскому рубежу переходили иногда и в контратаки защитников. Из-за неравенства сил наступавшим немцам в отдельных местах во второй половине дня все же удалось захватить мосты через р. Протву.

Записи ЖБД 34-й пехотной дивизии вермахта за 19.10.1941г. позволяют нам дополнить информацию из политдонесения о боях в этот день в полосе обороны 17–й сд, и реконструировать реальную картину происходивших там событий.

107-й пехотный полк вермахта двумя отрядами с утра предпринял попытку захвата переправ через р. Протва, бой за которые переходил в рукопашные схватки. Особенно напор противника был ощутим в направлении позиций 49-го батальона охраны. В итоге немцам все-таки удалось сломить его оборону и захватить мосты у Тимашева и Ильинского. Что позволило ударить во фланг державшему оборону у Черной Грязи 1312 сп.

На его направлении противник смог в этот день лишь сбить передовое охранение, выставленное командиром 17 сд у с. Овчинино, что на правом берегу р. Протвы. Переправиться через реку в этот день здесь у немцев не получилось. Более того передовой немецкий отряд вынужден был перейти к обороне в виду постоянных контратак.

В документах противника события этого дня нашли отражение в следующей записи: «Попытка двумя сильными группами в рукопашной захватить позиции врага, и, выбив его из лежащих на западном берегу Протвы деревень захватить переправы и создать плацдарм на восточном берегу удалась 107-му полку в двух местах. У Тимашево и Ильинское были захвачены переправы сравнимые с мостками, и сразу переправившиеся части создали плацдарм несмотря на усиливающееся сопротивление противника до дороги восточнее Протвы. Передовой отряд такого успеха не добился. Он все же захватил позиции в Овчинино, но не смог перебраться через реку в связи с сильными укреплениями за восточном берегу, усиленными противотанковыми укреплениями и в связи с сильным сопротивлением 1312 – го стрелкового полка. 253-й и 80-й пехотные полки остановились на передышку. До обеда 107-й пехотный полк больше не продвинулся, он стоял на плацдарме и постоянно отбивал контрудары противника. Перед передовым отрядом тоже никаких изменений. Южнее дивизии подошла на тот же уровень 17-я дивизия вермахта. Она находилась к вечеру в атаке против противника, обороняющего переправу Ивашковичи».

Данные документальные свидетельства снимают все обвинения с полковника П.С. Козлова и его дивизии в отступлении «без боя от р. Протва до р. Нара», « оставлении без боя удобного рубежа обороны и более 25 км территории».

В активной обороне против наседавшего на рубеж противника наша дивизия на линии Черная Грязь-Высокиничи простояла почти двое суток.

Батальонный комиссар Грачев доносил, что «19.10.1941 г 1312 сп вступил в бой на левом фланге в районе Черные Грязи против пехоты и танков противника. Левый фланг дивизии был открыт./../. Одновременно обнаружено, что в районе населенного пункта Оболенское прошли танки противника в количестве 40 штук, которые к вечеру были в Белоусово, стремясь прорваться к Угодскому заводу. Однако их атаки отбивались двумя противотанковыми орудиями 17 сд». (Тот самый «сильный бой в районе Угодский завод», о котором в штарме предполагали, что его вела «прорывающаяся 17 танковая бригада» – авт.).

Связь со штабом армии по-прежнему отсутствовала, о чем оттуда неоднократно в течение дня сообщалось в штаб Западного фронта. У сдерживающих немецкое наступление закончились боеприпасы, горючее, продукты питания. К вечеру 19 октября 17-я стрелковая дивизия оказалась фактически зажата противником на своих позициях с двух направлений: 98 пехотной дивизией со стороны Варшавского шоссе,а с левого фланга – 34-й пехотной дивизией.

«К вечеру 19.10.1941 г. снаряды иссякли, в том числе и на левом фланге. Один из батальонов 1312 сп был окружен и с боем вышел из окружения. Связь со штабом армии, после того как тот покинул Белоусово, была прервана. Указаний о его местонахождении и распоряжений от штаба армии по ходу дальнейших действий в дивизию не поступало. В этих условиях командование дивизии приняло решение организованно выйти из боя, чтобы сохранить матчасть и живую силу»,- докладывал батальонный комиссар Грачев.

Оперсводка штаарма-43 от 19.10.1941 г., переданная в штаб ЗФ в 17:25, подтверждала отсутствие связи с 17 сд на это время, и полное незнание командованием армии оперативной обстановки в полосе действий дивизии. Связи у г-л К. Голубева не было ни с кем, и таким образом дивизии по левому флангу армии оказались в положении, когда их штабы решения о дальнейших действиях принимали самостоятельно, руководствуясь боевыми уставами и сложившимися обстоятельствами.

Во время отхода командование рекомендовало командирам частей и подразделений, «совершая марш при плохой видимости, держаться на сжатых дистанциях». На них же ложились обязанности по осуществлению разведки и непосредственно охранения. Отдельные командиры с поставленной задачей не справились.

«С обороны по приказу комдива полк снялся организованно и отходил на Тарутино, но в темноте на плохой дороге порядок в колоннах нарушился. Многие люди оторвались от своих подразделений, шли группами, растянувшись по всей дороге. Транспорт часто увязал в грязи. Предварительная разведка пути не была организована», – уточнял Грачев.

Осталось описание отхода наших частей и в ЖБД наступавшей немецкой пехотной дивизии. «Состояние дорог было таким, что даже враг бросал свои технические средства и оставил все грузовые машины, пушки и только кухни и гранатометы тащил за собой. Все остальное тянули на лошадях».
Отход 17-й сд на новый рубеж не был бегством. Упоминаемое нами политдонесение сохранило свидетельство о том, что «несмотря на нехватку горючего, матчасть в основном была выведена. Кроме того, подобрано два станковых пулемета, автоматы, шесть запасных стволов к пулеметам».

До обеда 20 октября 253-й пехотный полк переправился через Протву у захваченного накануне с. Ильинского, где оборонялся 49-й караульный батальон, и ударил во фланг и тыл 1312-му сп. В результате ему удалось потеснить защитников переправы у Старой Калужской дороги у с. Овчинино. Вероятно, заминировавших, но не успевших подорвать мост. (Данные противника противоречивы. По одним документам мост захватили неповрежденным, по другим – 34-я пд затребовала мостовую колонну для наведения уничтоженной переправы). Во второй половине дня противник, преследуя отходящие части дивизии, занял с. Черная Грязь. После непродолжительного боя наши арьергарды и остатки 2-го Люберецкого полка поздним вечером были вынуждены оставить с. Лыково. Продолжал сражаться на рубеже Протвы и сводный батальон 148 тбр, на позиции которого у с. Ивановского, (в немецких документах названного ошибочно Ивашковичами), наступали части 17-й пехотной дивизии вермахта.

Противник также и за этот день оставил запись о действиях наступавших своих частей на левом фланге 43-й армии. «Несмотря на немыслимые дорожные условия 253-й пехотный полк смог переправиться у Ильинское, сосредоточиться в лесу севернее от него и периодически вступая в тяжелые ближние бои, захватить укрепления напротив моста Овчинино с юга. Около полудня передовой батальон полка вошел в Черную Грязь, догоняя отступающего противника, и взял в бою Лыково. В это же время слева саперный батальон закончил разминирование переправы и начал налаживать по движению «Московской дороги» вспомогательный мост. 80-й пехотный полк на восточной опушке леса находился в готовности следовать за 253-м полком, как только будет готова переправа. 107-й пехотный полк остался на плацдарме и поддерживал огнем атаку 95-го пехотного полка на юг на Ивашковичи, которые заняты большими силами противника».

1314 – й стрелковый полк, общей численностью до двух рот, столкнулся с немцами 21 октября в бою за д. Боево. И хотя комиссар Грачев докладывал, что «в д. Боево во встречном бою полк не выдержал внезапного обстрела, ударился в панику и начал отступление», в ЖБД 34 пехотной дивизии сказано, что он все-таки ощутимо потрепал немецкие войска. «Сильный противник, который попытался отойти из Угодского Завода через Боево, нанес батальону серьезные потери, но все равно удалось от противника отбиться и двигаться дальше».

Отход на новые рубежи проходил в постоянных боевых столкновениях. По распоряжению командира дивизии минировались дороги и любые проходимые тропы, чтобы замедлить немецкое продвижение к Наре. Труднопроходимые осенние дороги, заминированный путь из Угодского Завода в сторону с. Величково, беспокоящие атаки арьергардов дивизии из лесных массивов замедляли продвижение немцев, сдерживали их наступление.

Утром 21 октября 107-й пехотный полк вермахта окончательно сломил оборону сводного батальона 148 тбр у с. Ивановского, обойдя его позиции с северо-западного направления. В итоге немцы смогли переправиться на восточный берег Протвы и продолжить наступление в сторону г. Серпухова. В плен попало много наших бойцов. Оставшиеся в живых вышли на позиции обороны 43-й армии вечером 22 октября в районе с. Мелихово, и в дальнейшем были направлены в разные части на разные фронты.

Ближе к полудню завязался бой у с. Малое Литашево. Немцы против оборонявшегося здесь полка 17-й сд пустили штурмовые орудия. В результате наш отход под натиском «штугов» был неминуем.
В это же время, пока козловцы отходили с боями на новый рубеж, командарму-43 Голубеву из штаба Западного фронта был передан приказ: «17 стрелковой дивизии – впредь до стабилизации положения в районе Воробей наступление на р. Протва не вести, дивизию привести в порядок и быть готовой для действий на Воробьи по восстановлению положения».

Таким образом, вопрос о «самовольном оставлении рубежа на р. Протва» командиром 17 сд был снят официальным приказом командующего Западным фронтом.
Используя «штуги» как средство перевозки пехоты, немцы проявили инициативу, и во второй половине дня уже оказались на западном берегу р. Нара в районе с. Тарутино.

«В соответствии с устным приказом по дивизии 253-й пехотный полк передвинулся в растянутые перелески северо-восточнее Протвы и двигался за отходящим врагом постоянно ему угрожая./…/. Передовой отряд в 12:00 из Черной Грязи двинулся на Величково, перебрался через минные поля и очень медленно – шаг за шагом, двинулся через немыслимую грязь за врагом до Терники. 107-й пехотный полк атаковал с утра одним батальоном с северо-запада Ивашковичи и взял в плен большое количество растерянных русских, и открыл 17-й дивизии Вермахта переправу через Протву. Основная масса полка ударила дальше в направлении на Трояново. 80-й пехотный полк шел за передовым отрядом с задачей, не оторваться от 253-го пехотного полка. Таким образом, дивизия наступала широким фронтом, по трем путям, в еще занятые противником лесные массивы, с целью еще до 22.10 выйти и захватить Нару. 253-й пехотный полк с 3-й батареей 177-го батальона штурмовой артиллерии целый день преследовал по пятам отступающего противника. Уже в 11:30 передовой батальон стоял у с. Мал. Литашево, занятого противником, хотя постоянно подвергался серьезным проблемам со стороны русских, атаковавших со всех сторон из леса напротив «московской дороги». Также враг в Мал. Литашево был отброшен, благодаря 3-й батарее 177-го батальона штурмовой артиллерии, который своими орудиями отбросил противника. По личной инициативе командира 3-й батареи и передовой роте 253-го пехотного полка, который забрался на самоходные орудия, удалось не только выполнить дневной план, но и захватить западный берег Нара напротив Тарутино. После этого передовой батальон полка на штурмовых орудиях при огневой поддержке пошел на штурм на этом же западном берегу Нара и, не смотря на сильные укрепления, смог создать плацдарм. В продолжение вечера плацдарм удалось расширить после того, как весь полк дошел до Тарутино. 80-й пехотный полк продвинулся до Боево, 107-й пехотный полк и передовой отряд также достигли своих целей против слабого противника. Так в смелом продвижении перейдя уже следующую реку, Нара, дивизия была готова на следующий день захватить весь участок. Катастрофой был новый дождь, который поставил под вопрос продвижение дивизии»…

Итоги сражения немецких передовых отрядов за создание «тарутинского плацдарма» отражены 21.10 в «Дневном промежуточном сообщении в армейский корпус: «Несмотря на сильное сопротивление противника, нашим 253-м пехотным полком организован плацдарм через Нара у Тарутино. До настоящего момента 300 военнопленных». В числе военнопленных 20 октября 1941 года оказался и командир 17-й стрелковой дивизии. Письменные сообщения о его пленении известны, как датированные 24.10.1941 г., но в личных документах военнопленного полковника П.С. Козлова: т.н. персональной карте и зеленых (транзитных) картах зафиксирована дата пленения – 20.10.1941 г., с указанием топонима места пленения – Тарутино. Вместе с командиром одновременно в плен попали бойцы, большинство из которых после войны оказались репатриированными. Часть тех, на кого имеются в ОБД документы о пленении в этот день в районе Тарутино, погибли в разных лагерях военнопленных: Рославле, Кальварии, Цайтхане.

Иных документов, которые бы прямо свидетельствовали о пленении командира 17-й дивизии полковника П.С. Козлова позже 20 октября, пока не найдено. В вечернем донесении разведотдела штаба 4-й армии в штаб группы армий «Центр» 24.10., где впервые упоминается данный факт, указано, что «сообщений от 12-го армейского корпуса на данное время не поступало». Это обстоятельство может указывать, что пленен был полковник П.С. Козлов ранее даты, проставленной на донесении, в котором не упоминается его фамилия, а только должность. Хотя ниже в документе подробно описаны обстоятельства пленения двумя сутками ранее генерала Вишневского, и еще ранее: некоего «Скрябина, сына В. Молотова», чье пленение подается как исключительная заслуга корпуса.

Поэтому мы полагаем, что комдив-17 попал в плен гораздо ранее того времени, когда из штаба армии в «неизвестно где находящуюся дивизию выехала прокуратура и особый отдел». И за двое суток до известного указания о расстреле и возврате с. Тарутино «во что бы то ни стало, вплоть до самопожертвования». Дальнейшее развитие событий в том районе боевых действий подтверждает несостоятельность сложившейся версии истории об аресте и побеге (а одно время и расстреле) полковника П.С. Козлова. Которые основывались на не понятно к чему относящейся приписке К. Голубева от 30.10.1941 г. на одном из документов штарма, и спецсообщении общего характера от начальника ОО армии Василькова в особый отдел НКВД фронта. То есть на документах, информацию из которых, чтобы оценить степень достоверности, нельзя рассматривать без привлечения параллельных источников.

В оперсводке 43-й армии за двадцатое октября, по состоянию на 20:00 о 17-й сд сообщалось, что «в направлении позиций Угодский Завод-Черная Грязь-Лыково против 17 сд наступал немецкий мотополк с 20 танками. Части дивизии отходили в район Тарутино с боем». В последовавшем через час вечернем боевом донесении, подписанном Боголюбовым, Демченко и Любарским, появилось слово «самовольно»: «На левом фланге армии части 17 сд самовольно оставили фронт и отходят на р. Истья». Эта же формулировка нашла отражение и в журнале боевых действий 43-й армии за 20 октября 1941 г.

Однако, исследованные документы, о которых говорилось выше, позволяют нам с уверенностью утверждать, что 17-я сд дивизия, выполняя приказ командования фронтом, отчаянно сражаясь за мосты на реке Протва, отошла с занимаемых позиций под натиском хорошо вооруженного противника. Не имея средств для дальнейшего продолжения отражения и сдерживания наступавших: в полках отсутствовали боеприпасы, горючее, продовольствие. Отход с рубежа был закреплен приказом из штаба фронта, переданным 21 октября 1941 г. в штаб 43-й армии начальником штаба фронта В.Д Соколовским. Поэтому все последующие обвинения полковника П.С. Козлова в «отходе без приказа» с рубежа р. Протвы можно полагать безосновательными.

ПРИМЕЧАНИЕ К ПЕРЕВЕДЕННОМУ ТЕКСТУ ЖБД 34 ПД: “Везде, где есть 17-я пд или 107-й пп 34-й пд в контексте с Ивашковичами, речь идет только о Высокиничах”.- А.А. Милютин.

к.и.н. Е. А. Макарова



Источник: http://xn----7sbbaahu5bwifgkrh5d6a5m.xn--p1ai/?p=1863
Категория: Мои статьи | Добавил: cjdeirf (17.07.2018) | Автор: Елена Макарова
Просмотров: 44 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • База знаний uCoz